Как и почему мы перестаём слышать себя и свои желания
06 ноября 2018
0

Как часто вы действительно прислушиваетесь к себе? Когда вы в последний раз спрашивали себя, чего вы действительно хотите в эту минуту? Как вообще отделить свои желания от чужих ожиданий? Разбираемся вместе с психологом и гештальт-терапевтом Полиной Цветковой.

СВОЯ НЕ СВОЯ ЖИЗНЬ

Фото: @marysia

Очень часто к психологу приходят со словами «я не знаю, чего я хочу» или «мне кажется, я живу не свою жизнь». А чью? Давайте разбираться.

Конечно, все начинается еще в детстве. Представьте себе — рождается младенец. Он о себе ничего не знает. И у него есть взрослый, от которого на 100% зависит его выживание. Конечно, ребенок старается быть таким, чтобы родители о нем заботились. Благодаря взрослому малыш учится распознавать свои эмоции. А взрослый, чаще всего мама, становится очень чувствительным, откликающимся на потребности малыша. Мама легко входит с ним в контакт, понимает, чего он хочет в конкретный момент. Эмоциональные и психологические границы у малыша отсутствуют, он воспринимает напрямую и без фильтров ту энергию, информацию, которую транслирует взрослый.

★ Поэтому мы так хорошо «съедаем» всё, что нам дают родители в детстве. Например, представления о себе, о том, какой мир вокруг нас, о том, как мы должны вести себя. Это долгое время остается выгодным нам — мы остаемся такими, какими нас хотят видеть родители, достаточно удобными для них. За это мы получаем их любовь, внимание и заботу.

Проблемы начинаются тогда, когда ребенок взрослеет. Есть несколько возрастных точек, когда ребенок уже многое начинает делать и понимать самостоятельно, но родитель продолжает делать всё за него, подавляет его активность. Родители делают это по разным причинам: собственная нереализованность, которая компенсируется родительством, повышенная тревожность, восприятие ребёнка, как своего продолжения, конкуренция матери с дочерью и многое другое. Ребёнок же в основном только по одной — потребность в любви. Если человек в детстве не чувствовал любовь, то он не может отделиться от родителей. И будет ориентироваться на установки взрослого до тех пор, пока эту любовь не получит. В этом случае взрослый «ребенок» будет испытывать стыд, вину за то, что поступает не так, как хочет мама. И здесь возможны два варианта развития событий. Первый — я соглашаюсь и веду себя, как мне говорят, второй — ухожу в агрессию и «ничего мне не надо!».
ХОРОШАЯ И ПЛОХАЯ

Фото: @natalieallenco

★  Первая модель — это типичная хорошая девочка. Такая модель поведения формируется в том случае, когда девочка, остро нуждающаяся в любви, внимании, поддержке и признании, получала отвержение, критику, наказание, насмешки. Она перестает верить в то, что ценна просто так, по факту своего существования, а не только как чья-то дочь, подружка, прилежная ученица. Девочка начинает винить себя во всех возникающих проблемах и стремится переделать себя так, чтобы её любили любой ценой и оставались с ней.

Вырастает она в женщину, которая боится быть искренней, честной. Боится прямо заявлять о своих желаниях и проявлять агрессию для их достижения. Агрессия для неё вообще под запретом. Вместо этого она льстит, соблазняет, постоянно уступает другим и отказывается от собственных мечтаний. Вообще, наша культура и социальные институты очень способствуют развитию такой модели поведения: школы, бюрократия, стереотипы о «слабом» поле.

★  Второй вариант — это «девочка наоборот». Снаружи она может быть очень сильной, эмансипированной, целеустремленной. Правда, при всей своей girl power она очень часто предъявляет претензии окружающим и не умеет строить простые человеческие отношения. Она очень напрягается, чтобы показать окружающим, что у неё все отлично, и вот эти вот «розовые пони» под кодовыми именами «близость, поддержка, любовь» ей не сдались. При этом именно в таких тонких вещах она нуждается очень сильно. Почему же сильной и независимой так сложно это принять? Однозначного ответа на этот вопрос нет. Когда такая девочка взрослеет, она очень нуждается одновременно и в независимости, и в поддержке. И, если родители были слишком опекающими, наставляющими, то девочка может воспринимать близкие отношения как тюрьму. Или же, как в случае с «хорошей девочкой», в минуты слабости родители отвергали дочь и она выбрала быть сильной всегда. Потому что страх быть отвергнутой, стыд за свою уязвимость (обязательное условия близости), настолько непереносимы, что погребают под собой всё остальное.

Как правило в нас есть и та, и другая модели поведения. Причём проявляться они могут в контакте с разными людьми или зависеть от обстоятельств. Например, в отношениях с другими женщинами вы — «хорошая девочка», а в отношениях с мужчинами — «сильная и независимая». Вариантов сочетания может быть великое множество.

Вы наверняка заметили по описанию выше, что в корне любого типа поведения лежит страх отвержения и непонимание своей истинной ценности. Именно ради сохранения контакта со значимым человеком мы настойчиво продолжаем очень знакомым нам образом наступать на горло нашим важным желаниям.

ПОВЕРНУТЬ В ДРУГУЮ СТОРОНУ

Фото: Pinterest

Закономерный вопрос: «Что делать»? Ответ на него лежит на поверхности, но его очень сложно реализовать наедине с собой. Потому что больно. Потому что как только приближаешься к этим трепетным чувствам, то страх и стыд увеличиваются в разы. А хочется, чтобы не болело! И мы вновь используем знакомые способы избегания боли: либо сливаемся с кем-то близким, либо убегаем и застегиваемся на все пуговицы. Проверять реальность страха отвержения и работать над переносимостью стыда, получать вместо этого принятие и поддержку возможно только в достаточно безопасном окружении других людей. Я рекомендую терапевтические группы или же, если с группой пока работать непереносимо, индивидуальную работу с психологом. И для тех, кто «девочка наоборот». Нет, вы не станете слабой, если обратитесь за помощью к специалисту.  Вы станете сильнее, поскольку будете знать свои истинные потребности и свои слабости.

 

Комментировать



Оставить комментарий